Cтепная душа

Грустные стихи

       Степная душа
 Из диких ирисов сплетите латы,
Черемух белых щит над головой.
России больше армии не надо,
Так отпустите всех солдат домой.
Нам не нужны ракеты, танки, пушки,
С эскадрами военных кораблей.
У нас одно оружье – Александр Пушкин,
Тот, что глаголом  жжет сердца людей.
                 х х х
Воют  по-волчьи черные  души –
Кровушки свежей подайте на ужин.
Змейкой вползает новый Дантес –
Пушкин востребован позарез.
Мы задыхаемся в этой полярности,
Ну почему побеждают бездарности?
Ну почему строчки русских поэтов
Любит  читать тяжкий взгляд пистолетов?
Только природы нетронутый гений
Каждой весной в аромате сирени.
                      х х х
Гоголь находил в России
Родину для всех –
И для черта, и для Вия,
И для слез сквозь смех.
Гоголь, веровавший в  Бога,
Нес свой тяжкий крест.
А теперь здесь правят блоги,
Гугль и СМС.
               ххх
             Лавина
Вряд ли сложат про нас поверья,
И зажгут золотые огни.
У жар-птицы сорвали все перья,
Окунув в окаянные дни.
 
Черным солнцем контужено небо,
Белым облаком в вечность спеша
Улетает сквозь быль или небыль
Одинокая чья-то душа.
 
Снег холодный кружится, кружится,
Белым вороном над головой
Он в горах всю твою жизнь ложится,
Чтоб  с лавиной прийти за тобой.
             ххх
 
           Россия
Небо расплескалось васильками,
Одуванчиками солнце жжет,
Ландыши проплыли облаками,
И синичка ангелом поет.
 
Радуга на купол церкви села,
Радуга, как полевой букет…
Может Русь на небо  отлетела,
Может на земле ее уж вовсе нет?
 
Мы в ее тени, мы сами – тени.
Холодом повеяли века
Время – надзиратель, каждый – пленник,
Жизнь, как в сите – горсточка песка.
 
Кто же мы? Бродяги, пилигримы.
В безысходности не отыскать исход.
Как листок, сорвавшийся в предзимье,
Лето ждем, оно к нам не идет.
 
А придет хромая несвобода,
На морщинах – лагерная пыль.
Все по кругу: люди, судьбы, годы,
Катятся как сорванный ковыль.
 
Чем все кончится, увы, не знаю,
Только слышу громче и ясней –
Души неприкаянных рыдают,
Узников мордовских лагерей.
 
Прошлое глядит оторопело,
В нем давно пора найти ответ-
Почему Русь в небо отлетела
И ее на этом свете нет.
 
Небо расплескалось васильками,
Одуванчиками солнце жжет,
Ландыши проплыли облаками-
Кто букет небесный соберет?
             х х х
       Связь времен
Кухонный кран – это связь с океаном,
Модем — со всемирным разумом 
В геном человека вплелась обезьяна
И  этим мы крепко связаны.
 
Судьбу изменить никому не дано,
Она вместе с нами мается.
Жребий беднягам – идти на дно,
Счастливчик на бал собирается.
 
 
Вот ведь, беда, правит бал сатана,
Дно же горит самородками.
Между душою и телом стена,
Где рабство гремит  колодками.
 
Век ХХ1 на иконостас
С другими явился  ликами.
Сталинский дух живёт среди нас
Между вождями и зыками.
 
 Русь  изначальную кто сокрушит,
Сама если не постарается.
Одна половина России грешит,
Другая за первую кается.
 
Солнечный дождик в окно моросит
Волей свобода скована.
Может все просто — живут две Руси,
Летящие в разные стороны.
 
 
 
 
         Сарматы
Злые в крови закаты,
Жаркие словно печи.
Древние тайны сарматов
Волга волною шепчет.
Снова она бормочет
На  языке убитом
Чайка кружит, хохочет-
Будешь и ты забыта.
                    ххх       
 
               Сигурд
 
Сигурд в шеломе рогатом
Бредет по Самарской Луке.
Сверкают железные латы
И меч обнаженный в руке.
 
Склоняется он над водою,
Могучий, как древний утес,
Он водорослью-бородою
До самых глазниц зарос.
 
Он Вольгу свою охраняет
От орд бесноватых, степных.
Кровавые капли роняет
Шиповник и слышится: «Нихт!»
 
Осталось ли что от норманнов,
В этом восточном краю?
Средь гор Жигулевских орланы
О Сигурде песню поют.     
           ххх
Есть на Волге Вислый камень,
У Сокольих  гор.
И висит он над волнами
С самых давних пор.
Дух норманнов  Вислый камень
Как же ты живешь?
Вислый камень стал печален:
«Повисишь – поймешь».
 
                    ххх
                Хазары
Прочитайте – ка  древний свиток
Наше прошлое жжет, не спит.
Хан хазарин сошелся в битве
С русским князем и был убит.
 
Пролилася кровь молодая
И закрылись навеки глаза
Только сабля его кривая
Вдруг взметнулася в небеса.
 
И как только в проеме оконном
Месяц светит над головой
Эта сабля на небосклоне
И хазары рванулись в бой.
                    ххх
               Батый
Проскочат кони Батыя
По сердцу – копыта в такт.
Окончатся дни золотые
Порвет связь времен… инфаркт.
 
                     ххх
Жили когда-то шумеры,
Древний шумел народ.
Кто мог тогда поверить,
Что время их в пыль сотрет?
 
В небе сияют звезды,
Дарят волшебный свет
Время шагает грозно-
Звезд тех давно уж нет.
 
Кто оно, время-убийца,
Или за жизнь борец?
Кружатся новые лица
В калейдоскопе сердец.
 
                    х х х
 
Пусть наше прошлое во мгле
И мезозойским ливнем не напиться…
В горящем каменном угле
Я слышу шепот древних эвкалиптов.
 
                      х х х
 
Брошенному полю снится
Твердая саксонская пшеница.
Оно плачет среди бездорожья
О судьбе немецкого Поволжья.
 
 
                     х х х
 
В самарской тюрьме «Кресты»
Камеры не пусты,
Только там  не ворье и горчишники,
А студенты-врачи, все — отличники.
                      ххх
Идти на «Дно» в Самаре просто прелесть.
Студенты пива выпили и воблою объелись.
 
                     х х х
 
Илецкая соль генерала сгубила,
Но имя его молва не забыла.
Каждый входящий в Струковский сад,
В век девятнадцатый входит назад.
                  ххх
          Бывшая биржа
В этом доме экономику лечили биржевики,
А теперь здесь  лечат  желудки и кишки.
                 х х х
Наш горчишный колорит
Не исчез, увы.
Джип, обрызгав всех, промчит-
С ног до головы.
В Самаре братва   горчишная,
Никогда не бывает лишняя.
                    ххх
У ворот Свято-Никольского  монастыря
Ни входа, ни выхода – и это зря.
                    ххх
Губернского рынка здание
По репарации привезли из Германии
Лучше б привезли для нашего хозяйства
Аккуратность вместо разгильдяйства.
                    ххх
Вместо сел и деревень мне сдается
Только площадь Сельского хозяйства остается.
Вместо полей – улица Полевая.
Вот такая у нас топонимика кривая.
Вместо садов – Садовая.
Жизнь приходит новая.
                   ххх
По селу Рождественно
Ходит гусь торжественно.
И шипит: « Клянусь»
Быть рождественским гусем не боюсь!
 
 
 
                    
                    х х х
 
Ладья стоит на берегу,
Но вот оказия –
Нигде найти я не могу
Потомков Стеньки Разина.
 
                    х х х
              Казачки
 
На поляне Богдана Барбаши
Казачки гуляли от души.
Их костры вздымались до небес,
И дрожал от песен мрачный лес.
 
 
Казачки умели воевать,
Казачки любили воровать,
Казачки купцам  пускали кровь,
Но исчезли с дымом тех костров.
 
И теперь, когда смотрю на пламя,
Я Богдана вижу вместе с нами.
В каждом угольке его глаза:
«Эй, сарынь, на кичку, ураза!»
 
 Атаман своей ватагой горд,
Стал грозой для всех ногайских орд,
И под топот яростных копыт
Дух степей в полон взят и убит.
 
На поляне Богдана Барбаши
Казачки гуляли от души.
Их костры вздымались до небес,
И дрожал от песен мрачный лес.
 
 
                      х х х
Как наверно страшно для фламинго
Потерять способность жить в полете,
Не кружиться в пламенном фламенко,
На земле его гнездо – в болоте.
                        х х х
Среди плеска  в водной дверце
Рыбку я рукой поймала.
На ладони трепетало
Волги маленькое сердце.
                         х х х
Куйбышев чугунный,
В  грубых сапогах.
Он с фигурой гунна
Вызывает страх.
 
Голуби кружатся,
Гадят на груди,
В историю вписаться
Есть разные пути.
                      ххх
Азия – загадка мусор убирает.
Азия – загадка улицу метет.
Патриот российский так переживает-
Подгорелый ветер рубль унесет.
                  ххх
 
                Битлз
Старенькая пластинка
Потрескивает слегка,
Культовая картинка,
С эмблемой « Яблока».
 
И вот из колонок несется
Драйв стильный в ля бемоль.
Проходит все, но остается
Рок-н-рол  — мой король.
 
На всех континентах помнят их
Все таких как прежде молодых,
Четырех веселых пацанов
С британских островов.
 
Мир побежден гитарой
И челкой на перевес,
От Лондона до Самары
Царствовал до диез.
 
Время любви, свободы,
Время, где все равны
Эх, золотые годы
Из джинсовой стороны.
           х х х
         Молодежь 70-х
Слушая Высоцкого и надевая джинсы,
Молодежь не верила в возможность перемен.
А страна застойная застыла в позе сфинкса,
И система сбилась с ног в бегстве от проблем.
 
Голос  с хрипотцою – бич номенклатуры,
Пел про то, что даже шепотом ни-ни.
А народ похмельный шел наутро хмурый-
Кто-то на завод, а кто к себе в НИИ.
 
И над улицей взлетал
Голос в кровь распятый-
« Нет, ребята, все не так,
Все не так как надо».
 
Вера шестиструнная – это из былого.
Алтарей гитарных никто нам не вернет.
Бард с душой босою в дисках оцифрован,
И про жизнь застойную снова нам поет.
 
Поколенье, выросшее с песнями известными,
В золотом «Феррари» въехало во власть.
Заменили жизнь они советскую и пресную
На олигархическую воровскую масть.
 
И над улицей взлетает
Голос в кровь  распятый-
«Нет, ребята,  я то знаю,
Все не так, как надо».   
 
От глотка свободы – сколько отравилось.
Многим ближе к сердцу – слухи и вранье.
Прошлое и новое в узелки скрутилось.
И к певцу примазались чинуши и ворье.
 
 
Примазались к победе, а также к нефтегазу,
Все в одном стакане — Сталин и Христос.
У народа крышу это сносит сразу,
Ведь ответа нету на больной вопрос.
 
И над улицей взлетает
Голос в кровь  распятый-
«Нет, ребята,  я то знаю,
Все не так, как надо».   
           ххх
          Филин
Я филин, кружу   над ночною помойкой
Себе выбираю мыша. 
Подобно маньяку, что с ножом лезет в койку,
Падаю вниз, вереща.
 
И вот уж добыча зажата когтями,
Брызжет алая кровь…
Шепчу по-английски: « О, ями, ями…»
К охоте готовлюсь  вновь.
 
Я – босс, потому что я сам выбираю,
Кто сегодня умрет.
За это конечно меня уважает
Весь мышиный народ.
 
Я – джаинд, взлетаю все выше и выше,
Звезды меня зовут.
Я – рейдер и звезды для меня, как мыши,
Значит и они умрут.