ПОЛЁТ

Стихи о любви

Я так хотела полететь снова! Но не могла. Крылья давно уже сломаны. Вот уже полтора года я наблюдаю за теми, кто парит высоко в небе и очень им завидую. Меня зовут Урсула. Как так получилось, что мне сломали крылья? Я не хочу об этом вспоминать. Многим из нас ломали крылья те, кто не умел летать. Иногда они претворялись нашими и нападали так внезапно, что мы не успевали убежать. Так было и со мной…
Я всё смотрю и смотрю в небо. Я помню это чувство полёта: ветер, который бьёт в лицо и шумит в ушах, головокружение и радость. Нет ничего лучше этого чувства! Говорят, где-то придумали самолёты. Но разве можно сравнить свежий воздух неба с затхлым запахом кабины, разве можно спокойно сидеть в кресле, если за окном небо и облака! Можно. Когда у тебя нет крыльев.
Есть ещё несколько способов подняться в небо. Но они не для меня. Иногда тебя поднимает в небо тот, у кого есть крылья. Это тяжело – поднимать не только свой вес, а ещё и чужие килограммы. Для этого нужно что-то большее, чем просто желание хорошо провести время. Легче летать с кем-то у кого крылья имеются. А такого или такую всегда можно найти. Когда у меня были крылья, я жалела тех, у кого их не было. Но у меня никогда не возникало желания кого-нибудь из них взять с собой. Я помню как на меня смотрел однокрылый Ярм. Ему перебили одно крыло. Он хотел, чтобы я подняла его. Но мне было не до него. Потом, когда я уже не летала, мы с ним иногда вместе следили за теми, кто был в небе. Но однажды он решил, что сможет взлететь и с одним крылом, если прыгнуть с высоты. Он прыгнул. Тех пор я наблюдаю за летающими сама.
Как я хотела взлететь! Я надеялась на помощь Макса. Когда я шла к нему, я думала, что он сможет взять меня с собой. Но, оказалось, он летает с Еной. У неё хорошие крылья. Помню, в детстве мы с ней гоняли на перегонки и она часто обгоняла меня. Но я ведь тоже хорошо летала. Светленькие летают лучше всех. Это у них от природы. И у меня, и у Ены светлые волосы. А на Макса я не в обиде. Я ведь тоже в своё время не брала бескрылых. С Еной, значит с Еной. Хотя, жаль… Есть ещё один способ взлететь. Только у нас это запрещено. Говорят, так нельзя. Говорят, так грешно. Так говорит уже не одно поколение, и значит это правильно. Но как хочется снова ощутить высоту полёта!
Эти вечером я опять смотрела в небо. Там высоко-высоко настоящая жизнь! А я здесь и душа моя рвётся ввысь! Я поняла, что больше так не могу. Я встала и направилась в сторону леса. Там живёт Арина. На самом деле её имя Ариадна, но все её зовут Ариной. Она родилась бескрылой, но не смерилась с этим. За это её не простили.
— Я знала, что рано или поздно ты придёшь, — сказала мне Арина. – Есть те, которые привыкают ходить по земле. Таких большинство. Но есть и другие. Ты должна понять, что ради полёта ты сейчас отдаёшь всё, что имеешь. Тебя не примут обратно.
Я молчала. Я это знала. Но что я могла сделать! Я молча кивнула. Арина достлала из шкафчика метёлку.
— Отныне это помело твоё. Теперь ты ведьма и можешь летать только по ночам. На освещённом солнцем небе нам места нет. – Она проводила меня до порога. – Счастливого полёта! И ещё, — добавила она, — когда тебя не примут обратно, приходи ко мне, мне нужны ученицы…
Я летела над лесом. Какое это чудо снова ощутить высоту полёта! Звёзды были ближе, а внизу едва виднелись крыши домов. Я крепко схватилась за своё помело. Главное, не упасть. Да, сразу было страшновато, но страх уже почти прошёл. Я снова лечу! Пусть не на крыльях, но я лечу! Лечу! Лечу! Лечу!
— Урсула! – вдруг окликнул меня кто-то по имени. Я вздрогнула. Это была Ена. – Ты была у Ариадны?! Как ты можешь Урсула! Посмотри, твои волосы стали рыжими!
Я глянула на лежащую на плече прядь. Она была ярко-рыжей. Ну и что теперь? Ну и пусть! Как этой крылатой девушке понять меня бескрылую? Она не имеет права осуждать меня. Пусть идёт рассказывает всем, если ей хочется. Всё равно и без неё узнают.
— А где Макс? – спросила я спокойно.
— Сегодня Максу сломали крылья, — ответила Ена.
— Как? – я была поражена. – А почему ты не с ним? Но ты же поднимешь его?
Ена покачала головой:
— Он слишком тяжёлый, и у меня нет таких сил…
Я приземлилась поздно ночью. С непривычки от полёта болели мышцы на ногах и в плечах. Я не ошиблась – Ена уже всё рассказала. На следующее утро со мной никто не стал разговаривать. Меня не замечали, делая вид, что меня нет. Я не взяла ничего из своих вещей, прихватила только помело и ушла к Арине.
Теперь я живу у Арины. Кроме меня у неё ещё три ученицы. Арина хорошая учительница, а я хорошая ученица. Она меня всегда хвалит. Иногда к нам приходят из селения, попросить какую-нибудь траву. В основном приходят женщины. Но однажды пришёл Макс. Он просил что-нибудь от кашля. Он уже привык к земле и выглядел вполне счастливым. Ена так и не взяла его с собой. После прихода Макса я немного загрустила. Мы с ним так и не полетали вместе. И уже не полетаем. Если только я возьму его к себе на помело. Но он в этом не нуждается…
— За что мне тогда сломали крылья? Разве я заслужила это? — спрашивала я во время этого приступа хандры.
Арина попыталась меня утешить:
— Ты способная ученица, самая способная из всех четверых. Обычно лучше получается у тех, кто родился бескрылым, но не смирился с этим. Потенциал лучше. Потому, что у нас больше обиды и злости. Мы не летаем бесплодно, а развиваем свои умения, и отчаянье даёт нам силы, чтобы однажды взлететь, пусть даже на помеле. Но у тебя были все задатки, даже когда у тебя были крылья. Я знала это ещё тогда. Ты очень умна, свободолюбива и умеешь принимать решения. Это как раз то, что нужно…
Я смотрела в лицо Ариадны и только сейчас начинала понимать, что это она приказала сломать мне крылья.

Автор: Современная поэзия » Nadine